Сирин, меланхолия, воспоминания и осень.
Я вырасту, и мы поженимся.
Самое счастливое утро - это утро после дня рождения Антона. Мы завалились к Олесе ближе к рассвету, я была уставшая и просто валилась с ног, он же - изрядно пьян. Сил мне хватило только натянуть на себя майку для сна и завалиться на диван, обняв родную руку. Ближе к обеду я то и дело просыпалась от того, что он гладит меня по щекам, очень аккуратно и нежно, так, что я боялась пошевелиться и спугнуть неожиданно прирученного зверя. И его искреняя, честная, полусонная и полная пьянящей любви улыбка до сих пор застыла у меня перед глазами. Чудесное пробуждение.